Андрей (prodavec_ovec) wrote,
Андрей
prodavec_ovec

О преподах 2

Начало здесь:   http://prodavec-ovec.livejournal.com/484386.html


Он без эмоций повернул голову к Ларисе и спросил с ухмылкой: «Скажешь, я не прав?». И вот тут произошло то, чего не ожидал никто.

Лицо Ларисы исказило какое-то странное, неведомое Георгию Сергеевичу чувство. Даже его пытливый ум не смог предсказать Лариных намерений. Это было что-то среднее между гневом, разрывом шаблона и безмолвным криком души, приправленное протестом. Но вместо того, чтобы броситься с упрёками на нашего рационального бездушного препода, Лариса, не меняя остервенелого выражения лица, рывком сняла с себя свитер, спутав при этом свои волосы. Затем дрожащими руками расстегнула лифчик и, сняв его, отбросила в сторону. Аудитория, которая, казалось бы, должна была оживиться и начать спонтанную фотосессию такого чудесного момента, оцепенела. Одним рывком Лариса стянула с себя юбку и трусы, оставшись перед Сапоговым совершенно обнажённой. Признаться, Георгию было на что посмотреть. Ларина точёная фигурка, аккуратные прелестные формы, весь стан – немудрено, что Георгий Сергеевич не на шутку возбудился, что стало заметно невооружённым глазом.


[Что ж, уважаемый читатель, возможно, не на шутку возбудился и ты. Если тебе уж невтерпёж, приступай, присоединишься позже. Если тебе ничего и не нужно было, кроме этой сцены, спасибо за чтение, низкий тебе поклон. Если же хочется дальнейшего повествования, то мы продолжаем.]

Но в голове у Георгия было совершенно другое, за возбуждение отвечал спинной мозг. Мысли роились в голове, одна хуже другой: «Твою мать, сволочи, нашли на меня управу… Знал ведь, что как-нибудь подставят по теме секса, мол, бесстыдник и извращенец этот Сапогов, а не лучший препод, девок раздевает перед всеми, распустил их… И ведь никакой камеры, ничего… Даже если она скажет, что домогался, никак не докажу, что было не так… Это конец…». Не удивляйтесь, ненавидимый многими Сапогов чувствовал, что когда-нибудь кому-нибудь удастся покарать человека, который у всех соринку в глазу видит, что и на него бревно найдут.

Но бешенство мыслей Сапогова остановил поток взбешённого сознания Ларисы. Она говорила, нет, она кричала с исступлением и отчаянием, да так, что её нагота отошла на второй план: «ВЫ!!! ДА ЧТО ВЫ ПОНИМАЕТЕ В ЛЮДЯХ? В ЖЕНЩИНАХ ЧТО ПОНИМАЕТЕ? ВИДИТЕ? ВИДИТЕ, Я ПЕРЕД ВАМИ ГОЛАЯ СТОЮ, А У ВАС СЕЙЧАС ШТАНЫ ВЗОРВУТСЯ! ИДИТЕ СО СВОЕЙ РАЦИОНАЛЬНОСТЬЮ В ЖОПУ!! ЧО ДУМАЕТЕ ИЗ СТАЛИ, МЕХАНИЧЕСКИЙ, ВСЕХ СУДИТЬ МОЖЕШЬ? ДА ТЫ ТАКОЙ ЖЕ КУСОК МЯСА, КАК И ВСЕ МЫ, И НЕ ТВОЕ СОБАЧЬЕ ДЕЛО УКАЗЫВАТЬ, КАК ЛЮДЯМ ЖИТЬ!!»

Сапогов обмер. Никогда он не видел такой, простите за каламбур, голой правды, не слышал такого искреннего крика души. В самой его душе щёлкнуло что-то, что именно, Георгий не понял. Но, повернув голову в сторону выхода, Георгий почувствовал, что ком подкатывает к горлу, а ноги ватнеют. До его полуобморочного сознания кое-как дошло, почему группа сидит не шелохнется, белая как мел все как один, с того момента, как Георгий узрел Ларису в таком виде. На пороге кабинета за этой сценой наблюдал декан экономического факультета. Трясясь от высвобожденных эмоций, Лариса тоже не сразу увидела первое лицо факультета, а увидев его, завизжала от стыда, как бы вернувшись в реальность. Декан безмолвно указал Георгию Сергеевичу кивком головы в сторону своего кабинета. Сапогов понял, что декан, лицезрев эту непотребщину, невольно спас его от подозрений и кривотолков, но в его голове тут же мелькнуло то, что ждёт Ларису за такую выходку. Аморалка, вызовут её родителей на унизительный разговор, Лариса уже опозорилась, опозорят еще сильнее, скорее всего, немедленное исключение и возвращение её домой.

Декан не понижал голоса ни на минуту. Георгий Сергеевич молча внимал гневу декана, не препираясь и не смея вставить и слова (он понимал, что против ветра мудрый мужчина не мочится, а гнев – естественная реакция начальника на такой фортель от подчиненного), Лариса же лишь плакала, плакала. И плакала. Не было понятно, откуда у человека может быть столько слёз. Декан предсказуемо вызвонил Лариных родителей из соседнего областного центра на разговор, в конце подобного обычно отдавали документы. Собрание по поводу ЧП и будущего отчисления было намечено на Ученый Совет факультета завтрашним числом.
Всю ночь Сапогов провел в тяжелых думах, выпил весь кофе в своей квартире. То самое странное, неведомое чувство на лице у Ларисы отпечаталось у него в памяти намного сильнее, чем её прекрасное тело. Эта эмоция саднила его, сердце отчего-то сжималось. И тут мелькнула мысль, и картинка сложилась.

Утром, со сжавшимся, тяжелым сердцем, Сапогов поехал на разговор с родителями Ларисы и роковой Учёный Совет. Он знал, что шокирует окружающих, но не мог иначе.

Продолжение следует.



Tags: постец, почитать, преподы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments