Андрей (prodavec_ovec) wrote,
Андрей
prodavec_ovec

Длиннопост о преподах

В аудитории было слегка шумно. Ребята как всегда что-то бурно обсуждают, в их жизни событий всегда достаточно, чтобы трепаться о них без конца. И вот входит он. Нет, не тот несуразный неудачник, над которым всегда все ехидно посмеиваются, лицемерно улыбаясь в лицо, не забитый ботаник, который, всегда влетая последним, недвижно сидя и выскакивая из аудитории первым, для всей группы всё равно, что пустое место, и не староста группы – красавец-баскетболист, под два метра, хоть сейчас в президентский полк отправляй. Входит их молодой преподаватель экономики Сапогов.
Все разговоры тотчас обрываются. В помещении воцаряется тишина. Неожиданно, скажете вы и будете абсолютно правы, потому что обычно молодой преподаватель почти всегда со студентом за панибрата, они могут после пар пить в одном баре или собираться на тусе и петь под гитару почти одинаково козлячьими голосами. Но это не тот случай. Сапогова недолюбливают и опасаются. Не потому что у него есть связи, не потому что он работает в крутой фирме и может, если ты ему понравишься, посоветовать тебя на практику или порекомендовать в фирму, где его, Сапогова, знают, как прекрасного спеца, который плохого не посоветует. Вся суть Георгия (ему лишь 27 лет, и нам втихую можно называть его по имени) – в его необычайной самодисциплине.

Стоит взглянуть на жизненный путь преподавателя, чтобы лучше понять его реакцию на произошедшее на ещё пока не начавшейся паре. Он родился в маленьком городишке на Волге, в самой обычной семье. Ему повезло с семьей, она была очень дружной, родители очень любили друг друга и его с сестрой, всегда помогали отцовы родители, бабушка с дедушкой – настоящие советские герои труда, на плечах которых и покоилось величие той страны. Финансовые дела у семьи шли неплохо, и все казалось безоблачным. До одного дня. В этот день сгорел дом Сапоговых. Родители были на работе, а Жора – в школе. Чудом не погибла проснувшаяся от дневного сна после школы и ушедшая гулять за несколько минут до пожара Жорина сестра. Слава Богу, что осталась тогда нетронутой кухня с печкой в пристрое к дому, где можно было жить. Как вам кажется, что в нашей стране происходит в 95% подобных случаев? Правильно, семья разваливается, потому что родители начинают от безысходности пить и опускаются на дно, дети же в лучшем случае отправляются к бабушке с дедушкой или, чего доброго, в детдом. Но, как вы уже поняли, всё не так просто. Всей дружной семьей Сапоговы потихоньку, ценой тяжелых усилий, справились с бедой. Жорин отец построил новый дом, и семья снова зажила, как и все вокруг. Почти.

Георгий с детства показывал необычайные способности к школьным предметам. И тут ему снова повезло. У родителей и бабушки с дедушкой всегда хватало на мальчонку времени и сил, поэтому они всегда с ним занимались и, несмотря на нехватку денег после пожара, не отказывали ему в книгах и спортивном инвентаре. Даже дядя, который души в Жорике не чаял, узнав о том, что постигло Сапоговых, пусть и заливаясь слезами от горя, больше всего был счастлив, что чудом не пострадали подаренные им книги и энциклопедии, над которыми Жорик увлечённо нависал по полдня. Вообще, в его доме активность и деятельность были высшим благом. Отец всегда учил Георгия, что при всем уме для здоровья и самоуважения ему нужен спорт, и даже когда тот упирался и отказывался отжиматься или качать пресс, отец находил слова и подход к сыну, а когда жесткая мотивация отца давала слабину, и тот зарекался заставлять сына, то в дело вступала мать, которая лаской и здравомыслием поддерживала сына на этом нелегком поприще. В конце концов, Жора сам понял роль силы и спортивной подготовки для жизни, в том числе и жизни в обществе, и продолжил держать себя в форме уже сам, лишь изредка подбодряемый близкими. В учебе родители всегда помогали Жоре, объясняя ему все премудрости школьных знаний из практической жизни. Походы в лес за городом и армейское прошлое отца помогли с географией, торговля на рынке с родителями (в маленьком городишке с работой было тяжко, крутились как могли) помогла в экономике и прикладном бизнесе, историю и обществознание рассказывали внуку бабушка и дедушка, видевшие советскую эпоху и общавшиеся с людьми, видавшими царское время, ну а уж труд и физкультура практикой были обеспечены. В итоге Жора блестяще окончил школу и сдал экзамены лучше всех в своем районе, поступив на бюджет на экономфак государственного вуза их крупного областного центра.

Было у Жоры несколько загогулин, которые ему жутко мешали по жизни.

Во-первых, обостренное чувство справедливости. У него были на удивление справедливые родители, которые равномерно распределили обязанности по дому (при том, что могли друг друга подменить в случае чего-нибудь экстраординарного), работали рука об руку, не имели заначек, скорее копили, чем тратили, не будучи скупыми, и решали важные вопросы на семейном совете, к которому постепенно подключились и дети. Поэтому школьную и уличную иерархию Жора воспринимал с искренним возмущением и неприятием. Можно сказать, перед нами был Скрытый Альфа (не позволяет себя бить; лучший ученик; гиперактивен; вступает в споры с учителями и одноклассниками; не просто исповедует, а еще и пропагандирует ЗОЖ, отличное обучение и прогресс; имеет поддержку родителей). Одноклассникам рвало шаблон: бесит, а тронуть не получится, надо же какой гад! Компенсируя бессильную злость, класс очень холодно обходился с Жорой, ограничивая с ним общение, не пуская его в группки по интересам и держась от него в стороне. Но, на удивление, это лишь подбадривало Жору и укрепляло его внутренний стержень. Вместо компьютерных игрушек, идиотизма в Интернете и бесцельного шатания в поисках приключений на свою задницу с друзьями, которых не было и не могло быть, Георгий занимался саморазвитием, спортом и обучением.

Во-вторых, необыкновенно зоркий на мелкие детали глаз. Как-то раз, на футбольном матче в областном центре, куда они с отцом чудом выбрались, Жора был поглощен действом на поле без всякого внимания к происходящему вокруг. И тут отец спросил его, где стоят машины скорой помощи. Сын не понял вопроса, потому что не представлял себе, что на футболе нужна скорая. Отец показал ему на две кареты с мигалками и объяснил их назначение здесь, а потом посоветовал чаще обращать внимание на мелкие детали и видеть в жизни не только самое интересное, но всю картину целиком. Этот случай впечатлил парня, и тот стал обращать внимание на все действия окружающих, их слова, на мелкие детали картины мира. Набравшись опыта и сноровки, Жорик мог легко поймать человека на вранье, увидеть лицемера, который улыбается, а за спиной высмеивает другого человека. Естественно, что его прозорливость вызывала ненависть у всех, кто мечтал его по жизни наколоть.

В-третьих, для данной истории в-главных, у Георгия было специфическое отношение к женщинам. Его родители встретились на слёте рабочей молодежи еще в советское время. У его отца была репутация хмурого сурового недовольного всеми мужика, а мама была веселой, беззаботной, но с характером. У них не было еще никакого опыта отношений до этого, хотя отец был на 5 лет старше мамы. Эта встреча решила всё, вспыхнуло настоящее сильное чувство, а годы его не погубили. Поэтому Жора никогда не страдал от отсутствия женского внимания в классе (внимания и в целом-то не было) и университете, потому что верил, притом небезосновательно, что и с ним случится встреча, которая решит всё, а бегать за девкой, лишь бы та дала, несерьезно. В обществе, правда, царили другие настроения, но наш герой под общество прогибаться не привык.

Что ж, перейдём к внешней составляющей нашего героя. Он всегда влетал в кабинет решительно и уверенно, с натиском. И неудивительно, ведь Сапогов был ростом под два метра, широкоплеч, фигура была по-настоящему мужской. Пропорционально сложен, он не был качком или спортсменом, но вселял животный страх более слабым студентам и даже многим преподавателям; страх маленьких фирм перед большими на переговорах, даже если большие фирмы не хотят эти маленькие фирмы поглотить, а просто договариваются о сотрудничестве. Сапогов явно имел вкус в одежде; одетый пусть небогато, без брендов, он все же подчеркивал с помощью вещей достоинства телосложения. Сапогов носил очки, что не совсем гармонировало с его образом. Георгий любил формальный стиль, но без перебарщивания и застегивания верхней пуговицы. В правой руке был извечный чемодан с ноутбуком и материалами к паре. В целом, Георгия можно было назвать со стороны американским инженером, которого и в каске, и на баскетбольной площадке, и на диване с детьми перед телевизором, и в офисе у компьютера с Автокадом можно было бы представить.

Вот только американской улыбки и типичного для американцев панибратского общения не было.

Все знали, что Сапогов – жесткий и даже в чем-то жестокий препод. Он был до ужаса требователен, шикарно объяснял весь материал без лишней математики и с жизненными примерами и аналогиями, но таких же шикарных ответов требовал на экзамене. Георгий Сергеевич не брал взяток. В это трудно поверить, но он не брал взяток. Благодаря работе с кейсами разных фирм в областном центре, премиям и прочим подработкам Сапогов жил достаточно хорошо, снимал квартиру и к роскоши не стремился, так как в детстве привык жить скромно. Говорил громко, много, но по делу. Всегда сокрушался, что школа делает из нормальных детей дебилов, которым не получается дать необходимый уровень знаний, потому что они ничего про страну не знают и ни малейшего понятия о закономерностях развития общества не имеют благодаря школе, а их собственные понятия изуродованы наплевательским отношением родителей, равнодушием учителей и уличным по сути воспитанием. Понятное дело, что человек с таким набором ценностей популярности в коллективе не завоевал точно, однако Сапогов был лучшим. Лучшим. Георгий Сергеевич не уехал в Москву только потому, что любил свою область и искренне верил, что и здесь можно жить и быть счастливым, как его родители. За всё это университетское начальство любило такого препода и прощало непопулярные требовательность и резкость к студентам.

Сапогов как обычно громко поставил чемодан на стол, всех бодро поприветствовал, подготовил свой рабочий стол и начал семинар. Вот только начал он его с упреков в адрес группы. Все напряглись в ожидании. Упреки были самые обычные: постоянно прогуливавший парнишка-весельчак «должен выбирать, либо наслаждаться жизнью, либо получать образование; рыбку съесть и помягче присесть не получится»; двое закадычных друзей не сдали ему по своему раздолбайству очередное задание – балансы гипотетической фирмы, и Георгий «уволил бы шалопаев немедленно за невыполнение поручения», будь он начальником этой гипотетической фирмы.

Все приуныли. «Сапогов сегодня не в духе, хоть бы рассказывал уже быстрее там, отмучимся, и пёс с ним», - подумалось всем. Но не Ларисе. Эта девчонка, несмотря на свою красоту и популярность, у Сапогова была абсолютно другой – строгой, прилежной, ответственной. Он не хвалил её открыто, чтобы не злить окружающих и не повторять ошибок, которые совершались в его школе по отношению к нему, но подавал знаки своего благоволения этой девушке. Одно только смущало Георгия – Ларины вопросы. Она была активнее всех на занятиях, но жизненные вопросы к жизненным объяснениям препода всегда ставили его в тупик. Больше всего Ларисе не нравилась любовь Сапогова к рациональности в экономике и оптимизации всего и вся. Она постоянно приводила примеры, когда нерациональное поведение создавало выгоду, и злила этим Сапогова. Вообще, непохожесть Георгия Сергеевича на обычного препода и русского человека (в их понятиях) вообще волновала студентов, и они даже называли его за глаза «машиной», «механическим» и «роботом», кто с уважением, а кто и с ненавистью.

Георгий Сергеевич стал рассказывать что-то про взаимозачёты и сведение платёжных балансов, но скатился немного к теме денежных отношений в семье: «Несмотря на чувства, женщина всегда рациональна, рациональна от природы, и выберет мужика с лучшими финансовыми возможностями, и даже если ее захлестнет любовь с мужчиной не самым обеспеченным, то после того, как чувства испарятся, она найдет себе такого мужика, а если искать не будет, то будет жалеть о том, что живет не с лучшим, а с тем, кто есть. Мужчина же будет искать самую красивую для получения эстетического удовольствия и утехи своему самолюбию, и по аналогии с женщиной. Исключения же лишь – продукт везения». Вот она, природная человеческая рациональность, заключил Сапогов. Он без эмоций повернул голову к Ларисе и спросил с ухмылкой: «Скажешь, я не прав?». И вот тут произошло то, чего не ожидал никто.

Продолжение следует.
Tags: жизнь, преподаватели, студенты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments